Поиск
  • Станислав Раевский

"Я люблю тебя"– освобождаем любовь от слов.


1. Как? Что значит, что я люблю? По сути, это отражение моего переживания, моих чувств. Сейчас я испытываю что-то удивительное, и это чувство явно связано с твоим поведением. Ты говоришь мне приятные вещи, нежно ко мне прикасаешься, только с тобой у меня такой потрясающий секс. Но что если твое поведение изменится? Когда ты меня ругаешь, обвиняешь, требуешь, чтобы я стал другим или говоришь о своем разочаровании от общения со мной, я продолжаю тебя любить? Скорее в этот момент я испытываю широкий диапазон негативных чувств от ненависти до стыда и вины, и они очень мало похожи на любовь. А если на этом фоне нашей ссоры кто-то другой будет проявлять такое же приятное поведение, как ты в прошлом? Не естественно ли для меня опять испытывать приятные чувства и снова называть их любовью? А какой любовью я люблю тебя? Еще в 70х канадский социальный психолог Джон Алан Ли выделил 6 видов любви. Любовь игру – флирт, прагму – выгоду, эрос- страсть, манию – безумие, дружбу – братство, бескорыстную – духовную любовь. И не стоит недооценивать каждый из этих видов любви. Обычно в культуре настоящей любовью считается мания, когда есть только ты и ничего больше, до выкалывания глаз за тебя, до гробовой доски. Но если в мании мы не убили друг друга, не самоубились вместе, то она сгорела в собственном взрыве. Так же и эрос имеет особенность выгорать в продолжительных отношениях. Именно флирт показывает нам скоротечность любви и жизни, не оставляя от себя ничего кроме воспоминания, становящегося все более прозрачным. А вот прагматическая любовь и любовь-дружба часто переживают другие виды любви. Работа в команде и общие интересы - хорошая основа для долгой любви. Духовная любовь агапе выходит не только за границы обыденности и времени, но выходит из плена расщепления на "я - ты - другие". О ней подробно в последнем абзаце. Значит любовь не только непостоянна и отражает текущее переживание. Говоря о ней, мы часто обозначаем очень разные типы чувств и отношений. 2. Кого же я люблю? Что такое ты? Я люблю твою внешность? Но внешность тоже непостоянна. С годами она сильно измениться и разве это будешь по-прежнему ты? Но не нужно ждать годы. Будда внимательно посмотрел на свой гарем и увидел печать смерти и несовершенства на лицах спящих женщин. Открытый рот, искаженное мукой сна лицо, подтеки косметики. Он собрался и покинул дворец. Но уравняем гендер. Разве эта упругая задница и кубики пресса, густые волосы, которые я так любила, похожи на отвисший зад, пивной животик и огромную лысину, а не прошло и 10 лет? А может, ты - это твой удивительный характер, твой ум, твои сны, твои привычки? Но хорошо ли я их знаю? Когда супругов, проживших больше 5 лет вместе, просили угадать один из 4 выборов своего любимого, они были уверены, что угадают 70-80 процентов. Они угадывали чуть больше случайной четверти – примерно треть. Мы не знаем другого. Если мне недоступно твое ты, кого же я тогда люблю? Значит, ты, в которую я так влюблен, лишь проекция моей души, моей идеальной части. Кому тогда я признаюсь в любви? Любимому Богу, собственному потенциалу, моменту здесь и теперь, химии моего мозга? А может, любовь - лишь крайняя степень концентрация моего внимания на этом объекте моей неосознанной медитации? Мало что кроме любви может заставить человека уделить столько внимания конкретному человеку, ценность которого он может почувствовать, иногда только потеряв его. 3. Кто любит? Мое тело, мой ум, моя душа? А может, любит моя генетическая и эволюционная программа? Вспомним Докинза с его эгоистичным геном. Он считает, что это гены используют нас для своего распространения и развития. А мы лишь колонизированные ими рабы. «Когда б мы жили без затей, я нарожала бы детей от всех, кого любила, всех видов и мастей» - поет Вероника Долина. Вот она прямая иллюстрация этой программы. Естественно соединить свои гены с разными партнерами. Это так же выгодно, как сложить деньги в разные банки. Только время покажет, какое сочетание окажется жизнеспособным, кто оставит больше потомства, а кто позаботится о нас на старости лет. Значит, любить нужно много и разных. Но с этой программой конкурирует другая эволюционная программа: чтобы наши гены распространились, нужно долго и много вкладывать в воспитание детей. А для этого лучше иметь устойчивую пару и долгую любовь ко второму родителю своих детей. Вот и рвут людей на части две зашитые и в нас и культуру программы, а нам кажется, что сердце разрывает любовь. Так что ничего личного, похоже, в нашей любви и нет. У древних этой иллюзии и не было. Божественное чувство любви посылают боги. Так, попавшая в человека стрела бога Эроса, посланца Богини Афродиты, зажигает его огнем неземной страсти. Но не стоит печалиться от потери иллюзии Я в любви. Именно в трансперсональном характере любви ее потенциал освобождения из тюрьмы своего эго. Пессимистично получилось? Скорее реалистично, особенно для тех, кому так сложно признаваться в любви. Ведь это признание они берегут для идеала, которого никогда не встретят. Полезно и для тех, кто просит, вымаливает, требует, добивается таких признаний. Полезно для тех, кто играет в любовь или использует любовь в страхе влюбиться по-настоящему, ведь тогда даже невозможно получить опыт, выходящий за пределы эгоцентрического цинизма. Полезно для тех, кто не может прийти в себя и чувствует себя преданным, Ведь мы обещали любить друга вечно. Они не понимают, что все, что разрушилось, - лишь их фантазия и ограниченная картина мира.

Мистический реализм. Если нет тебя, нет любви и нет меня, то что же есть? Если резко развернуть свое внимание от объекта моей любви к ее субъекту, я не обнаружу ничего, кроме яркой пустоты, но в этой пустоте я могу обрести спасение и опору. Я увижу безбрежное пространство, наполненное любовью. Нет ничего, что я могу ощущать, что не состояло бы из любви и не было бы ей образовано. Сужая это пространство до "я", "ты" и конкретного чувства между нами, я обрекаю себя на страдание расщепления. В том, что принято называть любовью, я вижу лишь отблеск безбрежного света любви, как платоновский узник на стене теплой пещеры для нас двоих. Я боюсь развернуться к свету любви, свободной от субъекта и объекта. Я боюсь не выдержать его свободы и его яркости. Но однажды совершив этот разворот, я не смогу смотреть на мир как прежде. В каждом мгновении, в каждом живом существе, в каждом кажущемся неживым объекте я обнаружу только любовь. Эта любовь, из которой создан мир и создан мой наполненный любовью взгляд, сливаются в единое вечное и бесконечное пространство любви. В нем, как в космосе, можно увидеть яркие маленькие и большие звезды моих прошлых, настоящих и будущих любовных встреч, мерцающих и постепенно сливающихся в единый свет, с которого начался мир. А что такое любовь для вас, кто любит и кого?

Просмотров: 0